Главная страница
Новости Галерея Игра Упаковки Магазин Летопись Форум Контакты Летопись Древних Земель → Русичи

Русичи

† История создания Княжества Русичей и его становление.

История создания Княжества Русичей и его становление.

 

      Выдержки из летописей о становлении державы, а также о землях русичей и укреплении кордонов, эпохи великого князя Яромира. Авторы неизвестны. Используется на первом году обучения серединной школы. Рекомендовано высшей канцелярией княжества, а также одобрено советом Волхвов для всеобщего распространения и изучения. Предоставлено библиотекой школы Стрий града. (Здесь и далее комментарии Яра безликого).


1. Происхождение славного племени Русичей.


      Некогда на просторах, именуемых сейчас Княжеством Русским, проживали племена россов. И промышляли они в основном охотою в густых лесах, да рыбалкою в быстрых реках и тёплых озёрах. Не тревожили тогда их ни дикие племена северные, ни конники степные, а о зеленокожей чуме – орках, никто и слыхать, не слыхивал. И мудро правили каждым родом старейшины, избранные на общем вече среди самых достойных мужей. И поклонялся каждый род своим богам, коих ублажал всячески, дабы лихо стороной обходило, а зверь да птица лесная не переводились.

 
2. Становление Княжества Русичей.


      Росло и крепло племя россов и уже не хватало пищи лесной да озёрной и начали тогда лес корчевать да пахать и сеять земли плодородные, что под тем лесом были. Так год за годом менялся облик земли нашей. Хутора росли до селений, а некоторые и градами называть стали, а себя русичами величать. И строили в тех градах стены высокие каменные, да не от врага злого, а от люда своего простого. И не наставляли людей мудрецы, а правили князья, за стенами во дворцах сидевшие да от отца к сыну власть над людьми передававшие. И что не град, так новый князь, так боги свои, да правда своя, да войско своё. И тесно стало князьям на земле матушке и давай они споры решать: кто может в соседнем лесу дичь стрелять, аль в озере рыбу ловить, и правильно ль межа, меж княжествами проведена. И горят леса спорные и гатят реки, затапливая земли ничейные плодородные, чтоб соседу не достались, если у самих руки коротки, а то и вовсе князь на князя войною идёт. И гибнут в тех войнах мужи лучшие, и горят не леса уже, а дома людские, и вытоптаны поля золой пшеницы. До того доходило, что не то, что есть – сеять нечего. А если и есть зерно на посев – то некому сеять: аль на войне под стягом княжим, аль во земле сырой под полынью горькой. 
      А тут и враг, аж вон отколь далече, а уж вовсю по матушке земле родной гуляет, да так гуляет, что только трубы печные вместо деревень стоят, да белой костью людскою земля покрыта. Из северных лесов дикий народ в шкуры одетый повадился приходить, да жадный до крови, что не всякому зверю дано. А с Сурового моря на длинноносых ладьях викинг пожаловал, да так крут и искусен в бою, что один наших трёх ратников превозмогал. И плавают теперь их драккары не по морям суровым, а по тёплым рекам нашим, да кровавую дань собирают. А с южных степей, просто жуть: налетят степняки лошадные, и всех кто противится – бьют намертво, а остальных в ошейники да на цепи, да в рабство вечное. 
      Но страшнее той нелюди, что с кожей зелёной, да на волках степных – ничего нету, после них и не знаешь где люди жили – всё в черный пепел и дома, и леса, и земля сама. И готов был выступить за русичей союзник сильный – гномы, что с Призрачных гор, потому как сами нелюдь ту зеленокожую пуще всего ненавидели. Да не смогли князья договориться, под чьей рукою гномам выступать, от недоверия страшась, как бы латники низкорослые не помогли соседу в боях междоусобных совладать. Всё меньше становилось земли у русичей, а нетоптаной врагом так, поди, и вовсе не осталось. И рекли старцы из ума выжившие, что нету более земли прадедов наших, и скоро память не только об них, но и о нас – русичах сотрётся, и канет в небытие история племени славного, поглощённая тёмным веком как хищником лютым. 
      Так бы оно и стало, кабы не нашёлся муж великий премудрый, всем князьям князь – Яромир. Дланью крепкой своею объединил Яромир княжества многие в одну державу сильную. Где подкупом, а где огнём и железом князей на свою сторону уговаривал. Кто не согласен был, тех извести пришлось, да простят Яромира наши светлые боги – не для себя старался, для люда простого ушедшего с насиженных мест да по лесам окрест хоронившегося. Тяжко было князю, тут заморский да степной ворог лютует, а ещё и на брата своего русича руку поднимать надобно, да и народ уже навоевался – иные и не помнят ни одной весны без войны, а токмо не было пути иного. Двенадцать вёсен понадобилось князю на становление державы. Не побоялся князь и в горы Призрачные сам ходить – челобитную гномам бить. И поверили ему гномы храбрые и выступили против орд степных и помогли выгнать нелюдей аж за саму реку Волчью, во степи бескрайние, а многих орков в сами топи Моровые загнали где те и сгинули бесследно…  
      И стала держава понемногу крепнуть да кордоны свои укреплять. На севере берега Сурового моря, где ладьи приставать могли – укрепили, заставы неприступные каменные поставили. С запада Призрачные горы и сами по себе крепость – да ещё и с воинами храбрыми гномами кои её домом своим называют. Восточные леса дремучи, и кроме нечисти редкой да людей одичавших, ничем державе не грозили – там дружина князя частый дозор вела. А степи южные нам сказал князь, без потребы – своей земли хватает и воздвиг вдоль реки Волчьей от самих топей Моровых до южной малой гряды охранный вал с частоколом да заставами через каждые три вёрсты и тракт южный для подвода войск и припасов вдоль всего рубежа заложил. Про Южную малую гряду, что границей меж степей диких и державою служит, не забыл, хоть и кажется неприступной – велел дозорные башни ставить, да малые гарнизоны при них. Там на этих кручах один сотню держать мог. А там где река Волчья разделяет южные скалы, и в леса восточные уходит, мост чудной гномы построили – дамбой зовут. Толи мост, толь врата, а только не то что челну, птице мимо них не проплыть без разрешения княжьего. По скалам по обе стороны моста башни поставили, да такие - твёрже скал самих будут. И пошла торговля зерном да зверем пушным взамен пряностей душистых, что с южных стран далёких через степи караванами шли. И каких только не видывали купцов русичи на южной границе, а в охране у караванов тех и люди в чудных одеждах на горбатых лошадях – верблюдах были, и нелюди на лошадях-змеях и прочих неведомых тварях. А гномы взамен продовольствия не только каменья да прикрасы давали, но и научили наших кузнецов железо в сталь ковать. В бухты Сурового моря иногда и галеоны великой Империи заходили, да не часто это было – всё ж викинги на море не перевелись. Расцветала и крепла с той поры держава Русичей…


     
Многое со сказанного приукрашено и преувеличено. Не двенадцать лет, а почти три десятка князь Яромир порядок наводил, а после и преемник его Мирослав (своих детей у великого князя не было, видать за ратными делами не поспел). Охранный вал не один десяток лет строили, да и южная грунтовая трактом не сразу стала. Несмотря на обилие плодородных земель по левый берег реки Волчья, люди не сразу его заселили, потому, как набеги степняков на неокрепшую державу не прекращались, а вал не во всех местах сразу был выстроен. Правый же берег, со стороны великой степи тоже осваивать пытались, все же, как ни много земли на восток, да только лес там ещё нужно выкорчевать да лесных людей и нелюдей подальше на восток вытеснить.

 
3. Расширение державы на южном и восточном направлениях.


      Из наблюдений сотника заставы Охранного Вала «Сокол», о расширении пахотных земель в сторону южной степи.


      А здесь земли, сколько глаз видит – только пахать да сеять. Да и тракт западный рядом, а это значит, что то зерно, есть кому продать, а с востока пока его довезёшь. Вот так и рассуждали селяне, да строили избы в степи, по ту сторону вала, на правом берегу реки Волчья, строили нужно сказать добротно, с частоколом и сигнальными башнями. Да что толку, год два ничего – поживут, урожай соберут, а потом как налетят степняки, да так что вся степь от их кожаных доспехов черна, а то и того хуже – зелёная от шкур нелюдей. И слава богам нашим, ежели им через реку удавалось к нам за частокол пробиться. Вот так побросают детишек в лодчонки, да узелки какие, и на весла. А только потом враг умнее стал, сразу лодки да плоты жег, а потом ужо за деревню брался. И ежели от орков хоть собаки селян спасали, заранее лай поднимали – уж больно от нелюдей волками несло, то от наездников степных это не помогало, те сами собачники, то ль магия какая, да токмо любая шавка им готова ноги лизать. Так сожгли пару деревень дотла, да с людьми вместе, а мы и помочь ничем не могли, что нас – сотня, а их не меньше пяти-шести сотен приходило, а то и все десять. А пока с соседних застав подмога подходила, так от степняков ужо и след простыл, а к утру от деревни одни головешки. Да и князя указ суров, кто устав несения службы на Охоронном валу нарушит – тому смерть.


      Есть некоторые неточности в повествовании уважаемого сотника. Кожаные доспехи степняков не чёрные, вернее не у всех, просто они их смазывают жиром, а кто богаче – маслом ароматным из южных держав, чтобы не скрипели, для скрытного подхода ночью. При свете солнца они блестят, отчего и кажется, что чёрные. За Охранный вал при всём желании на ту сторону не перелезешь, не предназначен он для этого, нет там ни ворот, ни калиток. Это разве что через две стены частокола перемахнуть: первая со стороны степи ниже, всего-то в два роста взрослого мужа, вторая основная выше, да почти в два раза первой. А между ними колья острые вкопанные в землю торчат, да волчьи ямы порыты. Так что через вал ходу ни на ту сторону, ни на эту быть не должно, на то он и Охранный. На что рассчитывали селяне? На лодочках своих уйти по реке Волчья? Да, князь Мирослав в своё время приказал русло её в этих местах расширить, чтобы не меньше двух сотен локтей была, а левый берег со стороны вала укрепить диким камнем южной гряды. Но что для стрел степняков две сотни локтей? Они с такого расстояния степному зайцу в глаз попадают.

 
      Далее отрывки, из путевых заметок командира дозора приобщённые к отчёту князю о трудностях расширения пахотных земель в сторону восточных лесов. Архив канцелярии датировано 840 годом от становления державы.


      А леса на востоке, нечета нашим на западе – ель да берёза, там дубы стоят втроём за руки взяться, не обхватишь, а кедры, в само небо уходят. Да и жители леса, это не просто дикий народ. Они и со зверем говорить умеют, да так как мы с вами, и магия у них своя чудная имеется, да такой силы, что волхвы за головы берутся, слава Ярилу, что в боевой магии лесные не сильны, а может просто до поры до времени ею не хвастают. Да и нечисть осмелела, вёсен пять назад стали духи лесные прям на дорогу проезжую выходить, людей да лошадей пугать. Леший повадился людей изводить, в чащу заводить – не то, что за грибами-ягодами, за зверем пушным люд в лес ходить страшится, а без него какой же доход. А ещё, ночами русалки песнь поют, да водяной так подвывает, что дух из тела норовит выскочить…


4. Об укреплении северных кордонов.


      С конунгом викингов, грозою Сурового северного моря, уже Драгомир мировую заключил, дарами от их набегов откупился. А дары там были не только злато да оружие крепкое а и девы красы неземной, коих по всей державе собирали, но то вынужденная мера была. Продлился мир с викингами не долго – конунга в пьяном угаре на пиру зарубили, но за те несколько лет мира в удобных бухтах Сурового моря форты заложили, кои после и в портовые города выросли. Нужно непременно сказать о том, что берега Сурового моря со стороны княжества Русичей в основном скалисты и неприступны, и мест к которым могли бы подойти корабли, не повредив днища об острые камни не много, так что укрепить побережье, было вполне решаемой задачей. Фортов изначально планировалось больше, но в связи с тем, что новый конунг не признал мира заключённого с русичами его предшественником – некоторые бухты пришлось завалить с помощью гномов подрывников, целыми кусками прибрежных скал, которые они отламывали, используя своё секретное оружие порох. Несколько безрезультатных набегов викингов на портовые города-крепости отбили у них охоту поживиться на просторах княжества Русичей и они, направили свои усилия к берегам Великой Империи, кои не имели неприступных скал на побережье, а форты строили не во всех своих многочисленных портовых городах. Да и надеялись имперцы больше на защиту своего морского флота, который у них не чета нашему, в основном плоскодонному речному. Так викинги с врагов стали постоянными покупателями продовольствия в избытке добываемого на наших плодородных землях. Сеять и жать для них воинов – презренный труд, а кушать хочется, да и заплатить звонкой имперской, и не только монетой, они могли. Правда был и период краткого союза русичей с викингами – во время крестового похода империи на земли русичей. 


5. О так называемом «крестовом походе» Империи на земли Русичей.


      Далее идёт выдержка из дневника старосты хутора Горынь, о переписке его с наместником князя воеводой города Вышница что по западному тракту: «Пришлые пророки и иноверцы события 876 года от становления державы».


      Поначалу приходили через перевалы Призрачных гор их отцы священники. Мы их хлебом-солью, а они не в правде живёте, не так, мол, как нас наш единый учил. Всё им боги и духи, с которыми наши прадеды жили, не по душе. Наши старики и осерчали – выставили их за ворота, да не против ночи, да не взашей, а так попросили по добру по здорову. Так они как то пришли гурьбою и давай у подножья свой храм строить. От наместника поступил указ никого не трогать, строительству храма не мешать, коль он ничей и для всех, может, кому из путников и сгодиться – от дождя от холода ль укрыться или может ещё для чего. Храм строили быстро и днём и ночью, хоть у нас и не принято честный дом без солнца возводить. На наши предложения о помощи чужаки отказались. А по весне как сошли снега на перевале, люди с оружием на лошадях пожаловали, дескать, храм от зверья да ворья охранять. А только где ж это видано на волка иль медведя лесного при полной сбруе да доспехах ходить. А ворья у нас отродясь не было, их ещё при Мирославе всех повывели – у нас честной народ дверь в дом, уходя в поле, никогда не запирал. Всполошился воевода при дружине к храму пожаловал, мол мил люди, храмы никому не мешающие это одно, а вооруженные отряды в этих храмах на земле нашей другое. Сказали рыцари (только тогда мы узнали, как чудно их зовут), что немедля соберутся и уйдут, а поутру на нас напали…


      Гномы, надо сказать, в дела людей никогда не вмешивались. Через свой тоннель, что под Призрачными горами аж до самой Вольной долины имперцев гномы не пропустили, дескать, наш это дом и кого хотим, того и без пошлины пустим, а кого нет – пусть через перевал идёт. Перевал через Призрачные горы дело не шуточное, он и проходим то от силы три месяца в год. Но даже в эти короткие летние месяцы большой пропускной способности не имеет. А для войны, это ж не только армию перевести нужно, но и припасы, и фураж, и лекарей, и мастеров разных, как-то кузнеца лошадь подковать. Узкую полосу меж Призрачными горами и западным трактом имперские рыцари отвоевали быстро, местами даже и сам тракт с поселениями на нём захватили, а вот дальше продвинуться не удалось, западная часть державы густонаселенна да там, что не поселение, то форт, а что не град, то крепость. В боях за великую державу именно на западе князья насмерть стояли, оставив после себя оказавшееся как нельзя, кстати, наследие – множество крепостей и фортов. Их ещё как Яромир захватывал, то разрушать не спешил, рассудил мудрец, что и самим если отступать, то пригодиться могут. Так оно и вышло, только не от мятежных князей за теми стенами укрывались, а от рыцарей империи с инквизицией. Нужно отдать должное последним, бойцов среди них настоящих было мало, да и доспехи нечета рыцарским, но в отличие от орденов разномастных, слуги инквизиции стояли насмерть и пощады никогда не просили. Погонять по полям крестьян это рыцари, конечно же, могли, а вот стены града брать, для этого специальные осадные машины нужны, а их через перевал не перетянуть, а строить дело долгое, да и атаковали не давая покоя русичи из-за стен часто. Южной степью в обход не пройти, тут свои хозяева – орки, а даже если и пройдешь, то опять же охранный вал штурмовать надо, да ещё и через реку Волчью, что без карты бродов нечего и думать. Вот и остался единственный путь у империи к землям княжества – через Суровое море. Галеоны и фрегаты империи – это не узкие на двадцать-тридцать человек драккары викингов. Они хоть и уступали ладьям викингов в быстроходности, зато были вооружены баллистами, стреляющими небольшими окованными железом брёвнами, а и требюшетами при желании оправляющими в полёт целые куски скал и не уступающие пушкам гномов по дальности. Требушеты в морской битве, бесполезны против юрких драккаров, а для осады фортов – в самый раз. У русичей такого мощного оружия не имелось, да и не приспособлены были для его размещения морские форты. Вот и пришлось русичам с викингами союз по необходимости заключить. Из двух зол выбирают меньшее, так рассудил тогдашний конунг викингов – если империя со своим мощным флотом возьмёт верх, захватив форты русичей на побережье и превратив их в свои базы, то не бывать викингам хозяевами Сурового моря. А у империи, несмотря на трудность переправки войск на земли русичей все основания для победы были: одни только рыцарские ордена по численности превышали всю дружину князя с ополчением, а ещё была и инквизиция, и монахи всю жизнь посвящавшие оттачиванию воинского искусства, и регулярная армия императора, наконец. Так вот викинги выступили против флота империи, получив при этом от князя немалую, должен заметить компенсацию. Да и занимались они, в общем-то, тем же, что и всегда – убивали и грабили, просто с большим рвением, чем обычно. А разграбить галеон имперцев, это даже не купеческое судно, офицерский состав меньше чем из серебра пищу не принимал, да и в трюмах добра хватало, ну что скажешь, если имперский солдат так на добро падок. Князь войско собрал, выступил к западной границе и с тяжёлыми боями погнал врага, приперев его к подножию Призрачных гор. Там бы и был разбит враг, а если бы сдался, то пленён, но маги Высокого Дома империи решили иначе. Ещё издревле волхвы запрещали не то, что пользоваться магией, даже ворожить в этих местах. Жила здесь ещё задолго до русичей и даже гномов древняя раса, от них ещё замок остался. Почти неподвластный времени стоял он в запущении, и только самым опытным магам удавалось воротиться из его подвалов невредимыми (частичные воспоминания о замке вы можете почерпнуть из летописей нашей библиотеки «Страж» и «Мёртвый Замок»). Земля эта, наставляли волхвы, пропитана магией, да такой древней и чужой, что вырвись она на волю – трудно представить, что может случиться.

 
  Записано со слов свидетеля, участника тех страшных событий – «Битвы за Западный рубеж», писарем Аксением, после чего передано в главный архив Княжества. Документ датирован 880 годом от становления державы. 


      И вот как раз на этой земле маги Высокого дома империи и затеяли магическую драку. Да не просто огненными шарами побросать, а толь вызвать кого-то из иномирья хотели, толь другой какой катаклизм пыталися сделать, то неведомо, так как творивших сии заклинания магов в живых не осталось. Может высшие маги Высокого Дома о том, что там произошло и знают, нам то, неведомо. А случилось что-то поистине страшное, вспучилась земля, да небо чёрными тучами затянуло, а воздух наполнился серой пылью, от одного вдоха которой, человек или животное замертво падали. Да упавши вновь подымались и бросались на всех живых не разбирая чужие то, иль свои. У кого из мертвецов оружие какое в руках было, те им и рубили, а кто его лишился, когда помирал, тот с голыми руками убивать шёл, и это при том, что на поясе меч или топор имелся. И убить мертвецов второй раз было очень трудно, без ног – ползли, без рук – зубами грызли, и огонь их не брал – как может гореть сырая плоть. И дал приказ об отступлении князь и многих тем самым спас он. И стояла над той землёй серая пелена три дня и три ночи. А как развеялся тот страшный дым, пошли дружинники князя раненых искать, ан может выжил кто, да не нашли ни одного живого, не спасли русичей от той напасти боги дедов-прадедов, не спас воинов империи и их единый.
 

      Итак, длившийся неполные четыре года крестовый поход завершился полной и неоспоримой победой русичей над имперцами. Великая Западная Империя в лице: Главного канцлера (правой руки императора, на самом деле человека имеющего реальную власть в тех аспектах, где доминирует Дом Императора), мага высшей ступени Высокого Дома (насколько нам известно, титул «высшего» уважаемый Аспирус получил для пущей важности непосредственно перед подписанием постыдного для Империи договора), а также Главного Инквизитора (вот это действительно важная птица – Главный он и есть главный) подписали «Навечный Мир и полное непритязание к землям Княжества Русичей» и пакт «О взаимовыгодных торговых отношениях на особых условиях». По поводу торгового соглашения выиграли больше русичи, потому как проход через тоннель гномов, купцам княжества стоил символическую плату, напротив как с купцов империи гномы сдирали в три дорога. Опять же, Суровым морем безоружные купеческие суда русичей проходили без потерь, викинги не кусали руку их кормящую, тогда как даже тяжелые галеоны империи в сопровождении грозных фрегатов - доходили не всегда. Подсчитав убытки и прибыль, купцы империи практически перестали ввозить свои товары на территорию княжества. И верно: в изготовлении украшений из драгоценных металлов и каменьев гномы не менее искусны и цены у них ниже (гильдии мастеров империи облагались не малыми налогами), оружие и доспехи кузнецы русичей делали к тому времени немного проще, но намного дешевле (благодаря поставкам гномов качественной руды и специального горючего камня «уголь», а также добавок делающего из железа сталь), продовольствие княжество добывало в избытке. А вот пушной зверь, да некоторые съедобные дары восточных лесов, пользовались в Империи немалым спросом. Некоторые купцы русичей умудрялись перепродавать имперцам ввозимые по Западному тракту пряности и другие чудеса южных стран. Великая Западная Империя пошла на такие уступки не просто так – Княжество ей ничем не угрожало, они прекрасно понимали, что сдерживать нежить, появившуюся благодаря магам Империи, кроме русичей просто некому. Гномы, если их сильно прижмёт, просто уйдут дальше в горы. Да и не могли мы тогда ещё знать, что эта чума будет с такой силой распространяться. А их маги уже тогда всё знали и последствия могли просчитать заранее.


6. Мёртвые земли.


      Есть непроверенные данные из тайной канцелярии о том, что верховные волхвы даже эльфов нелюдимых приглашали помочь вернуть мёртвые земли в первоначальный вид, но те, поколдовав да песни свои попев, только руками своими тонкими разводили. А когда ночью с мертвых земель им в лагерь (гнушаясь домами людей, эльфы разбивали свой лагерь подальше от людского жилья на самых высоких в окрестности деревьях) зомби пришел, так их и след простыл – больше их и не видели.


      Неутешительные известия с западного тракта о мёртвых землях. Архив канцелярии датировано 913 годом от становления державы. Автор неизвестен.

 
      Мертвые земли так и остались мёртвыми, ни травинки на той земле не растёт, ни жучок с червячком в той земле не живёт. Даже вековые деревья стоят почерневшие без листвы, как призраки. И бывает, вспучится земля да и вылезет мертвец какой, а то и целая сотня, и давай к ближайшей деревне шагать. И отчего это зависит неведомо, толь от ветра какого, толь ещё от чего, а только нельзя ту напасть никак просчитать. Вот и охраняют теперь от нежити западный тракт конные дозоры, а только если кто думает, что беда на месте стоит, так-то не правда. Уже и гномы мертвецов бесплотных в своих пещерах повстречали, и чем-то закончится нам не ведомо…

      На этой неутешительной ноте, друзья мои, я и завершаю краткое повествование о становлении Княжества Русичей, его кордонах и соседях. Всегда преданно Ваш, Яр безликий.


18 мая 2009г.